Сайт Владимираyakimenko

Есть еще одно, о чем надо бы знать… Когда вы выразите себя до конца, тогда и только тогда вы осознаете, что на свете всё уже выражено, не одними только словами, но и делом, и единственное, что вам, в сущности, остается, это сказать: аминь!

Генри Миллер „Биг-Сур и апельсины Иеронима Босха“

Главная | О хакерах и масонах?

О хакерах и масонах?

kostel sv. Vita v Prage„Приют вольных каменщиков“ – книжка не о масонах и не о хакерах. Я просто пытался разобраться, нужно ли быть масоном или хакером для того, чтобы быть свободным и для того, чтобы приблизиться к истине.

Я – человек некомпьютерный. Не побоюсь этого слова, хотя бы даже потому, что вообще не могу назвать себя „человеком каким-то“: я нецерковный, некнижный, неофициальный и т.д. И мне кажется – ну это моя такая версия – что „снаружи“ видно чуть-чуть лучше, чем „изнутри“ процесса.

Когда-то много лет назад миром правила церковь, люди верили в Бога, боялись загробного возмездия, церковь пожинала щедрые плоды этой веры, выражавшиеся в сугубо материальных вещах: золоте, деньгах, землях, - и в одной абстрактной, но до боли реальной вещи – во власти. И тогда-то появились масоны.

Сейчас это слово и произнести-то страшно, чтобы тебя не заподозрили в причастности к какой-нибудь дикой секте, занимающейся оккультизмом и развратом. А тогда масонами становились лучшие: аристократы, чувствовавшие, что большое количество денег и свободное время накладывает на них некие обязательства, не связанные с собственным комфортом, ученые, которые раньше, чем кто-либо другой понял, что истина лежит где-то за церковной папертью, деятели искусства, которые искали истину всегда и - что самое интересное - нащупали ее одними из первых. Масонами были Гете, Вольтер, Гарибальди, Вяземский, Денис Давыдов, Джордж Вашингтон, Наполеон, Боливар и многие другие…

Альтернативная религия, которую предлагали масоны, впрочем, быстро начала грешить теми же пороками, что и официальная – иерархичность, обрядовость, а потом и мздоимство. Что, наверное, и привело это движение к измельчанию. Как и прочие подобные движения до них, которые, хоть и не вызвали такого длительного резонанса в душах простых людей, но в свое время потрепали нервы церкви и власть имущим.

Чего стоили одни гуситы!Сам богослов и священник Ян Гус, чьим именем воспользовались „первые коммунисты“, пять оборотов в гробу наверное бы совершил, если бы его не сожгли дотла инквизиторы в Констанце. Богатейший королевский род Рожмберков, владевший половиной современной Чехии, имевший неприступные крепости на всех рубежах своей вотчины, добровольно разрушал эти крепости – только, чтобы они не достались свирепому Жижке. На совести последнего к тому времени уже числились разграбленные и сожженные монастыри, один из которых – цистерцианского ордена – был так богат, что назывался Злата Коруна (Золотая корона) – после взятия гуситами так и не восстановился в своей былой славе и богатстве. Интересно, что в 18 веке в монастырской галерее, покрытой древними фресками, и во внутреннем дворике, называвшемся Райский сад, была устроена небольшая фабрика… Так вот, по поводу гуситов один мой знакомый чешский профессор как-то сказал: интересно, где находилась та „общая“ чаша, куда падали реквизированные у монастырей и шлехты сокровища? До своей последней минуты гуситы сражались при помощи сельскохозяйственных орудий, камней и телег.

Ну и предпоследняя утопия – коммунизм. Об этом и говорить неохота – все уже сказано было, да еще в самом начале. Как там у Булгакова: „Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подъезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор? Кому это нужно?„ Ну и так далее…

Я не знаю, может быть дело как раз в этом – в том, что любая идея извращается, любая утопия так и остается утопией, потому что всегда найдется парочка любителей чужих калош и парочка знатоков, как их сделать своими. По всей видимости человечество несет в себе неизлечимый изъян, от которого его не избавило даже христианство. И Хлеб насущный до сих пор представляется большинству о нем молящихся „нарезным“ или „бородинским“ и за него идет бой не на жизнь, а на смерть. А ведь Достоевский еще до коммунизма написал о Великом Инквизиторе. Может быть, как раз из-за этого появились хакеры – последняя утопия человечества.

Мне бы не хотелось их романтизировать – в них нет романтики. Пожалуй, единственное, что в них есть хорошего – это отчаяние, это разочарование в человечестве, это желание отколоться и быть где-то вовне, но при этом – в процессе. И это есть власть. Если представить себе, что хакеры начинают шантажировать правительства мира ради идей, которые испокон веков человечество считало утопическими, возможно, идеи перестали бы быть утопией. На какое-то время. А потом, безусловно, все пришло бы к прежнему результату: у кого больше власти, у того больше „бородинского“. Но беда хакеров, кажется, в том, что они и до этого-то дойти не смогут.

Если главным врагом человечества у хакеров являются „пиндосы“ – с легкой руки их любимого автора, - то ждать от них прорыва на идейном фронте не приходится. Это люди, безусловно, незаурядные, но мыслящие катастрофически узко. Они заявляют, что человечество погрязло в пошлости, а сами по мелочам тырят деньжонки с чужих счетов – а че, от них не убудет – еще насшибают. Или не по мелочам. Но суть одна: у пиндосов (и им подобных) украсть не грех, вот Робин Гуд, например…

Они увлекаются восточными философиями, не разбираясь в их сути. А суть любой восточной философии в освобождении от страстей и гордыни. А что испытывает хакер, взломавший чужой веб, заблокировавший какой-нибудь сайт, повесивший туда вместо нормальных файлов картинку со страшной мордой, заставивший бегать всех компьютерщиков какой-нибудь банковской группы в поисках „дыр“? Что испытывает хакер, бесплатно пользующийся платными службами на Интернете? - А эти козлы пусть и платят, у них все равно мозгов нет… И ведь не понимают, что наличие мозгов – это не подарок, а кредит. С обезьяны-то чего взять?

А если ты понимаешь, если ты не хочешь быть – ну, хорошо, - с „пиндосами“, если ты видишь изъяны, - то делай что-нибудь, не играй по „их“ правилам, не будь пошлым, не будь „пиндосом“. Хотя, если подумать, для этого и хакером не обязательно быть. И не обязательно быть масоном. И коммунистом. И гуситом. Надо быть просто человеком, последователем Христа. Не принадлежать группе. Группа – это всегда стадо, а частенько - и стая. …И что-то делать не ради себя, забыв про себя. Делать для других, пусть даже кто-то называет их „пиндосами“ – дать им шанс. Один Человек ради этого шанса даже пошел на крест, а это – согласитесь - покруче, чем взломать внутреннюю сеть Пентагона.

Опрос

Можем ли мы изменить судьбу?
Да
25%
Нет
25%
Когда как
50%
Всего голосов: 4

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.